Евгений Евгеньевич Латкин - авторитетная фигура на картофельном рынке. Его прогрессивное постоянно растущее и совершенствующееся хозяйство хорошо знают все, кто хоть как-то соприкасался с этим бизнесом, причем не только в России. Журналисты охотно пишут о новых достижениях агропредприятия и никогда не скупятся на эпитеты, величая Евгения Латкина и «картофельным царем», и «хозяином земли арзамасской». Мы тоже нередко рассказывали о заслугах этого человека на страницах нашего журнала. Сегодня у нас новый и важный повод для интервью с Евгением Евгеньевичем - его юбилей.

Вклад Евгения Латкина высоко оценен на самом высоком уровне: в 2015 году за заслуги в сфере сельского хозяйства и многолетний до­бросовестный труд он удостоен звания Заслуженный работник сельского хозяйства Россий­ской Федерации. С чего же начинался профес­сиональный путь героя сегод­няшней публикации и за счет чего удалось добиться успеха?  

  - Евгений Евгеньевич, если я правильно пони­маю, вы начинали трудо­вую биографию не с вы­ращивания картофеля?

-Я окончил совхозтехникум в Арзамасе. Сразу после этого мне предложили работу трак­тористом в учебном хозяйстве. Хозяйство было организовано на базе пяти местных колхозов, как раз на той земле, на кото­рой я сейчас выращиваю кар­тошку. Шел 80-й год, сельское хозяйство было на подъеме, внедрялась программы мели­орации, молодым сотрудникам давали жилье. За нашей бригадой числи­лось 50 тракторов, и занима­лась мы заготовкой кормов. Через два года я стал брига­диром. А к 90-м крепкое хозяй­ство развалилось. Правда, я ушел из него рань­ше, в 1988-м, с началом пере­стройки. Тогда на слуху были такие слова как «коопе­рация», «аренда», и я как-то быстро понял, что пришло время работать самостоятельно.Получили в аренду 400 га земли и стали за­ниматься животноводством: коровы, быки, свиньи, овцы... Начали зарабатывать, я стал строить дом. И вот тогда я по­нял, что такое аренда: если у тебя есть прибыль, значит, тебе можно поднять арендную плату. Договор с совхозом-тех­никумом у нас был на 5 лет, но проработать в таких условиях мы смогли только 3 года. Рас­стались. Выделили паи, полу­чилось 50 га. Выращивали на этом участке зерно, а также весь борщевой набор - свеклу, капусту, лук, морковь, карто­фель. Результаты были раз­ными, от лука, например, со временем пришлось отказать­ся, мы не выдержали конкурен­цию с южными регионами.

-  И все это - практически без использования тех­ники?

-  Да, в основном, ручной труд. Мешки, ведра, корзин­ки. Работали очень много, а доходами похвастаться не могли. В какой-то момент я по­пробовал подвести итоги: что получилось сделать за прожи­тые годы, и стало страшно. Нужно было либо срочно что-то менять, либо бросать.

В 2000 году я впервые по­ехал в Европу на выставку, увидел там, какая существует техника, проехал по заводам, познакомился со специали­стами. И решился на покупку комбайна. Это был огромный риск, пришлось заложить все, что было, взять немыслимый миллионный кредит под пору­чительство добрых людей.

 

Никаких программ разви­тия и поддержки сельхозпро­изводителей тогда не суще­ствовало, схема покупки была очень непростой, а на рынке - огромное количество желаю­щих обмануть. Но мы выигра­ли.Уже через год наше хозяй­ство начало обрабатывать 100 га, потом 200, 300, 400. Про­изошел скачок, которого мы так ждали. И для нас началась эпоха картофеля.

-   В одном из ваших ин­тервью вы сказали,что организовав хозяйство, вы стали обращаться за советами в НИИ. Помогли вам ученые?  

 

-Действительно, я ездил в Санкт-Петербург, общался с представителями научно-ис­следовательских институтов. Это опять же специфика вре­мени.

Нам нужны были знания, со­временные технологии, и все это можно было найти только в столицах, в регионах таких специалистов не было. Круп­ные компании по поставке за­рубежных сельхозмашин по­явились уже после 2000-го.

 

Вместе с освоением тех­нологий появилась и техника. Когда на наши поля вышли мощные тракторы John Deere, я вздохнул свободнее.

 

- Через 10 лет после покупки вы вновь повторили техническую революцию в хозяйстве и купили новые машины. Зачем?

 

-  Мы долгое время сажали картофель с междурядьем в 75 см, а потом, в 2007 году, после поездки в США сменили техно­логию на более прогрессивную и смогли оценить то качество картофеля, который вырастает с междурядьем в 90 см. Но парк техники пришлось поменять.

 

- Говорят, что сегодня вы не покупаете стандарт­ные европейские сель­хозмашины, а заказы­ваете технику по своим индивидуальным параме­трам...

-  Если есть понимание, ка­кая именно машина нужна в хозяйстве, как усовершен­ствовать типовую модель, что­бы она работала эффектив­нее, можно донести свои идеи до производителя. От этого все окажутся в выигрыше.

- В итоге на совершен­ствовании парка машин вы не остановились.

- В процессе роста хозяй­ства мы все чаще стали заду­мываться о том, что слишком сильно привязаны к Европе - в плане семенного материа­ла. Семена постоянно росли в цене, и эти затраты слишком сильно сказывались на себе­стоимости конечного продукта. Да и качество ввозимых се­мян не всегда было безупреч­ным. Научившись выращивать свой семенной материал, мы решили две проблемы разом. Лаборатория по выращиванию семенного мате­риала появилась в нашем хозяйстве в 2011 году, и за че­тыре года работы мы смогли обеспе­чить свои потреб­ности в качествен­ных семенах.

-  И теперь семенной кар­тофель вы не покупаете?

- В небольшом количестве покупаем. Нужно обновлять ассортимент. Желания людей меняются, и мы стараемся соответство­вать запросам. Тут уже чутье подсказывает, какие сорта бу­дут популярны в новом сезо­не: краснокожурные, белые, с желтой мякотью или кремовой.

- Сколько людей сейчас работают в вашем хозяй­стве? И жесткий ли вы руководитель?

- В штате 95 человек. У каж­дого есть конкретная задача, которую он выполняет. Мне не нужно все время контролиро­вать их работу, из года в год мы делаем примерно одно и то же, так что жестким начальни­ком, пожалуй, не являюсь. Но я держу руку на пульсе, чтобы люди не упускали из виду ме­лочи и соблюдали технологию.. В сезон ситуация может ме­няться несколько раз на дню, и часто надо действовать быстро и совсем не так, как час назад решили на планерке. Резуль­тат складывается из деталей. По большому счету, дело важнее не создать, а наладить. Особенно, когда речь идет о земле. В своем хозяйстве я знаю все до тонкостей: понимаю, с какого поля начинать сажать, и с какого - с учетом погоды - приступать к уборке. И моя команда это знает. Если при­дут другие люди, даже очень хорошие специалисты, пона­добится время, чтобы начать работать на таком же уровне.

 

- У вас в хозяйстве есть все, что нужно для вы­ращивания и предпро­дажной подготовки картофеля. А о перераба­тывающем предприятии не задумываетесь?

- У нас есть линия по вакуум­ной упаковке картофеля. Если приложить усилия и докупить часть машин, можно наладить выпуск замороженного продук­та. Но я не думаю, что это про­ект ближайших лет. С одной стороны, в России есть достаточно большой процент людей, которые не хотят тратить время на чистку и нарезку и готовы покупать «гото­вый» продукт. А с другой - экономическая обста­новка в стране остается нестабильной, соответственно, и спрос может падать. Думаю, пока не время выходить с этим на рынок. Возводить заводы - доро­го. Возможно, за эти проекты возьмутся наши дети. Они при­дут уже не в чистое поле, у них будет хороший задел. На этом рынке можно и с Европой по- конкурировать.

- Сельское хозяйство - ри­скованный бизнес. Бывают неурожаи, случаются пери­оды перепроизводства. Но когда к вам обращаются за комментарием очередной проблемы, вы никогда не жалуетесь, не просите под­держки. Почему?

- Я из 90-х (хозяйство офи­циально организовано в 92 г.). Тогда люди были другие, все ре­шали свои проблемы сами, на­деяться было не на кого. И мы выстояли, несмотря на разруху вокруг.

- Какую цель ставите для хозяйства в следующем году?

-   Удержать себестоимость столового картофеля на преж­нем уровне (то есть в пределах 5 рублей). Только на первый взгляд кажется, что это просто.

 

-  Как вы считаете, что ждет картофельный рынок? Производство будет со­кращаться?

 

- Думаю, все со временем встанет на свои места. Уйдут небольшие хозяйства, слиш­ком невыгодно держать ком­плекс техники, если обрабаты­вается всего 20 га. Но это не значит, что все ниши займут агрохолдинги, далеко не каждое крупное предпри­ятие устойчиво. Останутся те, кто действительно при­вязан к земле, для кого это не просто бизнес. Если ве­сти дело с умом, прибыль всегда будет.

 

- Не жалеете, что однаж­ды выбрали для себя такой нелегкий путь?

 

Нет, не жалею. Конечно, с возрастом понимаю, что надо было больше беречь себя, близ­ких, находить время на отдых. Последние восемь лет я застав­ляю себя отдыхать перед сезо­ном и понимаю, что это вполне реально. Мы же всегда шли на­пролом, работали-работали-ра­ботали... Хотя, скорее всего, без этого ничего бы не получилось.

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30