Для людей, не искушённых в картофельном бизнесе, произнесённое слово «КРиММ» может вызвать ассоциации с курортным полуостровом, ласковой Ялтой или боевым Севастополем. Но читатели нашего журнала - люди знающие, и Агрофирма «КРиММ» знакома им как известный производитель семенного и товарного картофеля, одно из ведущих сельскохозяйственных предприятий страны. В марте 2013 года предприятие отметит 25-летнее присутствие в агробизнесе, и наша статья - своеобразный подарок Геннадию Рязанову и его коллективу.

 

А началось все неожиданно: отправился как-то Геннадий Рязанов на колхозное собрание, причём ни до этого, ни после он на такие собрания не ходил. Пред­седатель просил задуматься о бу­дущем страны и предлагал всем желающим взять землю.

 

И тогда решили четверо дру­зей - Геннадий Рязанов, Юрий Криворучкин, Геннадий Муромцев и Александр Медведев - работать вместе. Посадили три гектара картофеля, причём семена собирали по всей деревне. К этому време­ни предприятие уже носило своё не совсем обычное название. Ро­дилось оно в обсуждении между учредителями и включило в себя первые буквы фамилий этих са­мых учредителей: Криворучкин, Рязанов и Медведев, Муромцев (КРиММ). Таким образом, ООО «Агрофирма «КРиММ» как пред­приятие существует с 1999 года.

 

Не все из отцов-основателей продолжают начатое дело. Юрий Криворучкин теперь занимается сельхозпроизводством самостоя­тельно, в Курганской области; Ген­надий Муромцев все своё время посвящает торговле. Четвёртый учредитель, Александр Медведев, возглавляет в «КРиММе» строи­тельное направление.

 

К 2002 году предприятие выра­щивало 400 га картофеля. К 2011 году площадь посадок выросла до 3000 га. В 2012 году посадки семенного картофеля составили 1350 га, товарного - 1250 га, и 300 гектаров отвели под овощи.

 

 

Российский склад размером с голландское поле
От автора:

 

Последний раз я посещал хо­зяйство Рязанова нынешней зи­мой, расскажу как это было.

...Вместе с хозяином подъ­ехали к складскому комплексу, который невероятно огромен и весьма информативен. По его структуре можно проследить, как росло и развивалось предприя­тие. К одному складу пристраи­вался второй, потом третий и так до пятого.


«Один голландский специ­алист, - вспоминает Рязанов, - прошел как-то по нашему складу и сказал: «Геннадий, в нашей стране у некоторых фермеров поля такие, как у тебя хранилище!».

 

Геннадий Рязанов:

 

«...Несколько лет покружились на трёх гектарах, и стало очень тесно. Взяли больше земли, получили результаты и здоровую популярность в глазах представителей наших органов власти. Через некоторое время нам предложили взять под своё крыло одно гибнущее сельхозпредприятие, потом другое. Руководитель еще одного предприятия пришёл практически перед самой уборкой урожая и сказал: «Боюсь, даже убрать не сумеем, забирайте нас к себе!». После недолгих размышлений так и сделали.»

На самом складе, как принято говорить, вовсю кипит работа Центральный проход в несколь­ких местах засыпан буртами картофеля. Причём выглядит это как мини-хранилище: ого­рожено досками, в ограждение врезаны вентиляторы, которые гонят воздух по каналам. К сло­ву сказать, это единственные напольные каналы на складе. Рязанов категорично перешёл на подпольные каналы и счита­ет, что при таком объёме хра­нения это единственно верное решение.

 

Трехсот метровая галерея за­канчивается модулем отгрузки кар­тофеля и овощей. Осенью здесь бывает очень жарко. Тут и завозы с поля, и отгрузки клиентам. Бывали отгрузки до тысячи тонн продукции в сутки! А всего в хранилище мож­но заложить 100 000 тонн картофе­ля и овощей.

 

Рядом со складом от снега расчищается вертолётная пло­щадка.

-   Для губернатора? - спра­шиваю.

-   И не только, возможно, и полпред прилетит!

Хозяйство является своего рода брендом региона и внима­нием властей не обижено. Генна­дий подчёркивает: «Помощь от региона была большая, без неё мы бы не смогли выйти на ны­нешний уровень. Мы это помним и стараемся откликаться на все просьбы и пожелания областной администрации».

Подъезжаем к большому современному заводу по под­готовке семян зерновых и зер­нобобовых культур производи­тельностью 10 000 тонн в год. Завод отношения к картофелю не имеет, но выглядит очень вну­шительно и солидно.

Следует заметить, что у предприятия есть свой фирмен­ный стиль, и стенды с фотогра­фиями полей, хранилищ, других объектов Агрофирмы не выгля­дят инородным телом.

 

 Контроль и филиальная схема

 

Геннадий Рязанов: «Струк­турные изменения пришлось вне­сти в 2009 году. Нам предложили взять под своё крыло земли за пределами Упоровского района: в Омутинском, Юргинском, Армизонском районах. В этих фи­лиалах сажаем от 150 до 500 га картофеля. Мы ввели филиаль­ную схему, и она полностью себя оправдывает. Есть управляющая компания, есть производствен­ные и другие филиалы, которые управляются директорами».

В этих филиалах возделыва­ние культур происходит в рамках севооборотов, но за картофель отвечают отдельные агрономы.
При посадке Рязанов исполь­зует восьмирядные сажалки фир­мы ГРИММЕ.

Во время посадки картофеля Геннадий любит подъехать с се­кундомером к краю поля и засечь время, затрачиваемое на загруз­ку сажалки, - больше четырёх минут быть не должно! Очень по­хоже на пит-стоп во время гонок Формулы 1.
«Все должно быть очень бы­стро, - говорит Рязанов. - Орга­низованная логистика - главное при наших объёмах. На этом можно как выиграть, так и крупно проиграть».

 

Агрофирма «КРиММ» строит много и всегда своими силами. А еще ведёт собственные разработки полезных ископаемых.

 Геннадий Рязанов:

«В своё время с большим сожалением понял: нет пока у нас в России циви­лизованных арендных отношений. Поэтому начал создавать собственные обслуживающие подразделения: стро­ительное, оросительное,транспортное, а также жилье и столовую. Во время посевной и уборочной мы на­ёмный транспорт не используем. Ко­нечно, автопарк вырос, и в зимнее вре­мя мы должны организовать работу так, чтобы наш транспорт был макси­мально задействован. Например, мы траспортируем зерно за 400 км, а на­зад везём щебень. В этом году будем возить калий. В прошлом сезоне в это время уже было морознее, и мы вы­возили торф на поля. Нынешняя осень тёплая, болота не простыли, ждём мо­роза так, как никто, наверное, не ждёт! Сразу же начнём грузить и вывозить в поля, прямо на снег, потом разровня­ем. Торф мы добываем последние пять лет. Чтобы оформить его вывоз, нужно пройти 22 инстанции, нам потребова­лось 18 месяцев и 1 600 000 рублей. Но и после получения разрешения приключения не заканчиваются: мы становимся взрывоо­пасным объектом и подпадаем под систему "антитеррор"! У нас в Упорово проходило вы­ездное заседание Губернской думы, и я обо всем этом рассказал депутатам. Надо при­знать, законодатели откликнулись, и все эти документы становятся моей настольной книгой.

 

На болоте у нас стоит большой экскаватор и еще четыре поменьше, задействовано до 45 единиц на отвозке. При ежедневной ра­боте до 10 марта мы вывозим более 200 000 тонн торфа на поле.

 

Этими мероприятиями мы в первую очередь меняем структуру почвы, земля становится «огородной», на порядок легче, и в сырую погоду даже после пятичасового дождя можно ехать работать на комбайне «Грим­ме». На таких полях картофель получается совсем другого качества. Урожайность - до 47 тонн с га.

 

Кроме торфа вывозим на поля и сапропель - вещества, получаемые из озера, фактиче­ски органическая грязь. Процедура полу­чения лицензии такая же небыстрая - два года! Купили установку, фактически зем­снаряд, поставили генератор. Сейчас зем­снаряд подаёт в карты сапропель с водой и в зиму вымерзает прямо в карте. Очень важно, чтобы вся органика простыла, тогда она просто разваливается и готова для вне­сения. Для проверки эффективности мы сначала издалека привезли 20 тонн сапро­пеля, посмотрели, изучили и только после этого решились на собственные изыскания. Вносить его будем из расчёта 200 тонн на гектар. Пока могу сказать, что на контроль­ных участках мы получили прибавку к уро­жайности 30%».

Хорошей, плотной нагрузкой на одного агронома Геннадий счи­тает 500-600 га.

«Поля у нас большие, люди не ленивые!» - смеётся Рязанов. На предприятии действует отлажен­ная система контроля: агроном бе­рет пробу и ставит именную вешку на поле, по этой вешке выбороч­ный контроль делает директор филиала и ставит свой «полевой автограф». Заканчивает процесс заместитель генерального дирек­тора по производству.

 

Вся информация заносится в компью­тер, утром Геннадий ее просматривает и может сам проверить любую метку. Таким образом выстраива­ется система, кото­рая сама себя контро­лирует.

 

« Обязательно должна быть личная ответственность, - считает Геннадий Александрович, - иначе не добиться хо­роших результатов».

Что такое «хороший резуль­тат», Рязанов отлично знает, пото­му что имеет спортивное образова­ние: специализировался на лёгкой атлетике, беге на дистанции 800 и 1500 метров.

 

Спортивное образование Ген­надия и неизменная любовь спорту проявляются в поддержке местных спортивных секций. Но и здесь Рязанов верен себе, требуя с тре­неров результатов: в массовости охвата секций, в победах и зани­маемых местах.

 

Семена

 

С самого начала консультиро­вал и помогал картофельному биз­несу Геннадия Рязанова и его сорат­ников уральский ученый Александр Николаевич Сильнягин. Он был про­тив совмещённого выращивания семенного и товарного картофеля, но если бы криммовцы раздели­ли эти направления, то, по мнению Рязанова, Агрофирма «КРиММ» не состоялась бы в том виде, в каком существует сейчас:

 

«Интерес к семенному картофе­лю наблюдается лишь последние 8-10 лет, а нам исполняется уже 25. Поэтому без выращивания столово­го картофеля мы просто бы не до­ждались сегодняшних результатов.

 

Сейчас у нас есть изолирован­ные теплицы (выведенные за 5 км от населённого пункта), имеется отдельно стоящее хранилище для семенного картофеля, мы исполь­зуем земли, на которых картофель ранее не выращивался. Все это яв­ляется хорошими предпосылками для выращивания семенного кар­тофеля. Мы много вкладываем в семенной бизнес и рассчитываем на хорошую отдачу».

Все эти годы в агрофирме работает лаборатория «КРиММ-Сокар», где в стерильных усло­виях выращиваются пробироч­ные растения, из которых позже в теплицах произрастают мини- клубни. Здесь не выводят новые сорта, не занимаются генномодифицированной продукцией. Глав­ная цель лаборатории - оздоров­ление картофеля, она является лабораторией клонального ми­кроразмножения, производящей в год до 600 тыс. мини-клубней. Качество проверяется с исполь­зованием аккредитованных мето­дов инструментальной диагности­ки. С текущего года в «КРиММе» осваивают самый чувствитель­ный метод - ПЦР-анализ, чтобы сертифицировать продукцию по международным стандартам.

 

С учётом богатого негатив­ного опыта (резкое снижение ка­чества импортных семян, случаи завоза из Западной Европы ра­нее не известных вредоносных болезней), в будущем планирует­ся увеличить удельный вес новых сортов отечественной селекции. Наличие нескольких филиалов, пространственно изолированных участков позволило создать в пределах фирмы закрытые зоны семеноводства картофеля, что обеспечило дальнейшее улучше­ние посевных качеств и урожай­ных свойств производимой про­дукции.

 

Покидая территорию комплек­са теплиц, мы неожиданно заме­тили на большом заснеженном поле молодую косулю. Останови­ли машину, чтобы сфотографиро­вать, но грациозное животное не согласилось и плавно умчалось к лесу, поднимая клубы снежной пыли.

 

Орошение и севооборот

 

Как известно, одним из су­щественных факторов успеха яв­ляется наличие орошения. Под поливом в Агрофирме «КРиММ» находятся 80% картофельных пло­щадей и 100% овощных.

 

Агрофирма завтра

 

В хозяйстве работают 550 чело­век постоянных сотрудников, треть из них в возрасте до 35 лет, еще треть в возрасте 35-45 лет и осталь­ные в возрасте старше 45 лет. 55 человек имеют высшее образова­ние.Геннадий Рязанов заметил между делом, какая интересная происходит аномалия с некоторыми ребятами и девчонками: «Мы много работаем с молодёжью. Когда они на практику приходят - не нараду­емся, но вот выходят на работу и видят себя сразу в моей роли! Хотят руководить, и точка! - Да ты пора­ботай, а потом я и это не исключаю. Но раз в заявлении пишешь «про­шу принять меня на работу» и эту работу получаешь, так трудись!»

 

В Агрофирме «КРиММ» дают не только работу, но и стараются обеспечить жильём молодых спе­циалистов. Мне показали симпа­тичный кирпичный дом, который несколько выделяется из, прямо скажем, незатейливой архитектуры села Упорово. Тоже, между прочим, питомник размножения, только ка­дрового. Молодым специалистам предоставляют однокомнатную квартиру в этом доме и смотрят, как человек работает:

Геннадий Рязанов:

«Систему орошения начинали с катушек, теперь переходим на круговые машины - работают качественнее, и менее подвер­жены влиянию человеческого фактора. После полива овощей мы демонтируем трубопроводы и перевозим оросительные машины на другие поля. Трубы полиэтиле­новые, мы их разрезаем и свариваем на новом месте, при этом глубоко не закапы­ваем, не более чем на 50 см. А магистраль­ные трубопроводы укладываем на глубину более 2 метров, от них уже идут монти­руемые трубы. Что касается обслужива­ния машин, то катушками занимаются в филиалах, а за круговые машины отвечают специалисты управляющей компании. У нас оформлено более 30 лицензий на забор воды. Кстати, на получение одной лицензии ухо­дит более полугода! Кроме развития оросительной инфраструктуры мы начинаем строить дороги на полях. В 2011 году проложили 1,5 км дороги с покрытием щебнем, в этом году еще 1,5 км. Только что приобрели новый автогрейдер. Мы давно поняли: производство лишь тогда эффективно работает, когда вся транспортная инфраструктура налажена». «Если видим, что НАШ человек, старается, растет, - можно поду­мать и о строительстве собствен­ного домика. (Действительно, не­подалеку от базы я увидел четыре новых дома. - Прим. А.Б.) Это для моих лучших молодых специали­стов, - с гордостью поясняет Геннадий, протягивая мне ключ от одного из них. На эту ночь и я стал «молодым специалистом», поселившись в гости­ничной квартире. Уютно и удобно. А утром не удержался от вопроса:  

-   За чей счёт ведется строительство?

 

-    С нашими ребятами мы оформ­ляем отношения по принципу аренды с последующим выкупом. За 80% пере­валивает - начинаем оформлять в соб­ственность

Начало династии

 

Во весь экран монитора - фотография девочки среди кустов цветуще­го картофельного поля.

 

- Внучка, - улыбается Геннадий. - Я раньше не понимал, когда гово­рили, что к внукам особое отношение. А сейчас вижу - да, это нечто осо­бенное. Когда дочь родилась, мне было чуть больше восемнадцати лет, а потом сразу же в армию ушёл. Сын тоже практически без меня рос, я целыми днями на работе. Когда ему 9 лет исполнилось, я его к занятиям спортом основательно приучил. Сейчас Валерию 32 года, работает у меня в коммерческом отделе. Согласитесь, если сын вырос, работает вместе с отцом и ему есть о чем с ним поговорить, это же неплохо?

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наша встреча подходит к концу, и мы обсуждаем Программу развития картофелеводства Агрофир­мы «КРиММ» до 2015 года. Многие пункты выполнены, многие находятся в стадии реализации.

Документ солидный и основательный, как и сам Геннадий Рязанов. Продуманность действий, по­нимание важности работы с персоналом, стремление к инновациям - все это почерк опытного руково­дителя и отличного специалиста.

Редакция журнала «Картофельная система» поздравляет Агрофирму «КРиММ» с предстоящим юбилеем и желает новых успехов во всех сферах разностороннего аграрного бизнеса! 

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31