Главная » Архив » №1 2014 » Иван Лабзин: уважаю тех, кто работает на земле

Иван Лабзин: уважаю тех, кто работает на земле

Если нарисовать карту «картофельных уголков» России, одно из почетных мест обязательно достанется Арзамасскому району Нижегородской области. Ежегодно здесь производится более 150 тысяч тонн«второго хлеба». 
Закономерно, что наша редакция - частый гость на этой земле. Сегодня мы приглашаем вас посетить еще одно успешное предприятие района - фермерское хозяйство семьи Лабзиных. О его истории и сегодняшнем дне расскажет сын основателя бизнеса и земледелец со стажем «с детства» - Иван Лабзин.

 - Иван Сергеевич, с какого года вы отсчитываете историю хозяйства?

- Трудно выделить точную дату. Можно сказать так: в 1992 году десять человек в нашей деревне вышли из совхоза и объединились в фермерское хозяйство. В их чис­ле был мой отец - Сергей Алек­сандрович Лабзин.

Начинающему фермеру тогда выделялся пай в 3 га и 14 соток, но личной техники не хватало, по­этому обрабатывать землю легче было сообща. Поначалу пробо­вали выращивать всё: лук-севок, репчатый лук, сахарную свеклу, зерно, картофель. Потом остано­вились на картофеле и зерновых. Постепенно развивались, обзаво­дились техникой и... вновь раз­делялись на самостоятельные хо­зяйства. В конце концов, каждый пошел своей дорогой.

- Трудно было начинать новое дело в годы, когда все вокруг работали за ежемесячный оклад, брать на себя большую ответственность. Ваш отец не пожалел, что стал фермером?

-          Вот скажите, где на селе легко работать? И отец, и мать трудились в совхозе, еще возделывали свой огород. Опыт был. Конечно, было непривычно, что все в жизни ста­ло зависеть от них самих: сколько сил вложишь - столько и получишь. Совхоз очень быстро развалился, у людей не было другого выхода. Так что жалеть не о чем.

- Сколько времени потребовалось для становления хозяйства? Чтоб не считать каждую копейку?

-  Лет 15 родители работали, не ощущая прибыли как таковой. Все заработанные средства тут же тра­тились на нужды хозяйства. Техника, запчасти, горючее, семена. Долгое время сажали все по старинке, как привыкли в своих огородах. Потом стали использовать европейскую технологию посадки картофеля, и появились другие результаты.

- А когда Вы включились в работу?

-  Да я всегда в ней участвовал, сколько себя помню: если родите­ли все время в поле, то и дети не могут не помогать. Если говорить про уже серьезный уровень, то, по­жалуй, - в 2000 году. Я еще учился в Техническом университете, но очень много времени проводил в хозяйстве - особенно когда шла посадка или уборка, вникал во все детали. Не могу сказать, что за­ставляли, самому интересно было.

- Призвания к работе инженера не чувствовали?

-  Отец настоял, чтобы после получения диплома я поработал по специальности. Меня хватило на полтора месяца, потом решил, что буду вкладывать силы только в «свое».

- А для своего сына желали бы такой судьбы?

-  Ему пока всего 11 лет. Трудно предсказывать, что он выберет, но я в любом случае не буду вмеши­ваться. Захочет быть врачом - что ж, может, в этом его призвание? Но если продолжит династию - буду очень рад, тем более что ему достанется очень хорошая база.

- Расскажите, как сейчас обстоят дела в вашем хозяйстве?

-  На данный момент обрабаты­ваем 700 га: сеем зерно и сажаем картофель. Недавно завершили очень важный для нас проект - до­строили склад, а правильнее ска­зать, логистический центр. Совре­менное помещение, отапливаемое, с компьютерной системой вентиля­ции. Стройка началась давно, еще в 2010-м, но год был очень напря­женным, засуха заставила забыть о многих планах. На время отложи­ли, но не бросили. Сейчас только территорию вокруг заасфальтиро­вать осталось.

Теперь у нас четыре хранилища общим объемом в 6,5 тысяч тонн. Можем хранить весь картофель, который производим, и не спешить с реализацией. Для увеличения скорости обработки продукции за­купили целую линейку складской техники: транспортеры, приемные бункеры, укладчики.

Работа тяжелая, но к ней душа лежит. Это особый труд.
Я вообще очень уважаю тех, кто работает на земле.
Это работяги, трудоголики - с утра до ночи, без выходных - в поле. Но они людей кормят.

Усилили свои позиции и в других направлениях: приобрели новый трак­тор, более эффективный картофелеу­борочный комбайн (надеемся, что по продуктивности он заменит пять ста­рых); навесное оборудование обнови­ли: гребнеобразователи и пр. Купили КАМАЗ для перевозки картофеля. Те­перь одновременно можно будет пере­везти 18-20 тонн продукта (раньше пришлось бы гнать три «газона»).

В целом к сезону готовы! Будем стараться вырастить и собрать мак­симальный урожай, если погода по­зволит.

-  Картофель только столовый выращиваете?

-   На продажу - только столовый. Семенной - немного для себя. Хотя сорта стараемся постоянно обновлять, закупаем импортные. Несколько раз пробовали сажать российские: выби­рали очень тщательно, ездили на поля, смотрели, как растет - вроде бы все выглядело отлично, все устраивало. Но в наших условиях не получилось...

- У вас в хозяйстве есть разделение обязанностей?

-  Мы с отцом занимаемся вы­ращиванием, мама - реализацией урожая. Не думаю, что какое-то направление деятельности легче, просто так сложилось. Все реше­ния принимаем сообща, обсужда­ем, составляем план на год. Спо­рим, конечно, особенно когда речь заходит о внедрении чего-то ново­го. Я быстро загораюсь, родители более осторожны. Но в итоге всег­да находим компромиссы.

- Куда в основном уходит урожай?

-  Большинство покупателей - наши постоянные клиенты. Люди хорошо знают, каким картофелем мы торгуем (здесь обмануть не­возможно: за пять минут все всё будут знать), и приезжают за ним издалека. Большая часть нашей продукции отправляется в Москву, а там реализуется и через сети, и на рынках.

- Где берете информацию о новинках отрасли?

- Использую все доступные ис­точники. Езжу на выставку «Агритехника» в Германию, бываю на основных российских профильных мероприятиях. Везде собираю журналы, газеты, буклеты, чтобы дома подробно изучить и выбрать нужное. Стараюсь не пропускать обучающие семинары, Дни поля. Общаюсь с соседями.

Времени, к сожалению, ката­строфически не хватает даже в «несезон». Недавно пришлось ис­кать себе помощника: чтобы пере­ложить на него документооборот, заказ запчастей, другую неслож­ную «текучку».

- А другие наемные работники в хозяйстве есть?

-  Да, сейчас постоянно работают восемь человек. У нас отличный молодой и квалифицированный коллектив, во многом - залог успе­ха всего предприятия.

На сезонные работы приглаша­ем дополнительных сотрудников: комбайнеров, водителей для пере­возки урожая.

Но это не значит, что все пере­ложено на чужие плечи. Любой этап проходит под строгим «хо­зяйским» контролем: необходимо отслеживать и качество, и соблю­дение сроков. У нас такой бизнес, где ошибки обходятся слишком до­рого: не так посадишь, ничего и не вырастет.

- Какими видите перспективы? Будете расти, увеличивать площади?

-  Трудно сказать: свободной земли поблизости нет, а далеко по­купать не хочется. Да и дело не в размере участка, гигантизмом мы не страдаем. Лет восемь назад я ездил в Германию и был на экскур­сии в частном хозяйстве, специ­ализирующемся на выращивании картофеля. На меня огромное впе­чатление произвела продуманная организация работы: системный подход к закупке семян, внесению удобрений, уходу... Хотелось бы и у себя довести до совершенства то, что имеем. Чтобы работало, как часы. За короткий срок этого не до­биться, к сожалению.

- Переработкой картофеля не планируете заняться?

-  Я не исключаю такого разви­тия событий, площади хранилища вполне позволяют разместить там небольшое производство.

Пока это просто мысли. Была идея открыть сушильный завод. Я съездил в Белоруссию, Чувашию, посмотрел, как там организована работа на подобных предприятиях.

Но вопрос с рынком сбыта про­дукции остался непонятным. По моим подсчетам, себестоимость конечного продукта будет доста­точно высокой, и мы не сможем конкурировать с китайскими пред­ложениями.

- На ваш взгляд, что сегодня необходимо, чтобы рискнуть и открыть свое фермерское хозяйство?

-  Помимо любви к земле и уме­ния на ней работать, нужно иметь достаточное количество средств: техника и удобрения стоят дорого, но без них не обойтись.

- Как вы считаете, есть ли будущее у вашего села?

-          Наше село (как и многие другие в округе) просто преобразилось за последние годы. Выросли новые добротные дома, улицы ухожены, поля возделываются. Люди хотят жить в деревнях, работать на зем­ле. Конечно, у нас есть будущее.

Материал подготовила Ольга Максаева

№1 2017
№1 2017