Сезон 2017 по праву можно назвать временем больших надежд: очень многие картофелеводы рассчитывали, что после холодного и сырого лета цена на продовольственный картофель наконец-то пойдет вверх. И вот уборка завершилась. надо отметить, что объемы валового сбора в сравнении с результатами прошлого года действительно снизились, хотя и не так существенно, как обещали аналитики. а отпускные оптовые цены на картофель пусть и не взлетели до рекордных высот, но все же вышли на достойный уровень. в целом, сельхозпроизводители расценками довольны, но большинство не торопится продавать урожай. Два предыдущих сезона для многих были не слишком прибыльными, хозяйствам с трудом удавалось покрыть издержки на выращивание.

 

Себестоимость картофеля. Из чего складывается и на что влияет.

 

  • Стоимость семенного материала и удобрений,
  • затраты на СЗР,
  • запчасти, ГСМ,
  • зарплата сотрудникам
  • и т.д...

Список слагаемых, образу­ющих в сумме себестоимость продукта, каждый сельхозпро­изводитель без труда продол­жит самостоятельно.

 

Год от года арифметика становится все сложнее, циф­ры больше. Цены порой увели­чиваются в разы, - вспомним ситуации с введением ограни­чений на ввоз семенного ма­териала картофеля в 2013-м и скачок курса валют в 2014-м.

 

Но стоимость самого на­родного продукта на рынке от этого не меняется. «По 7-8 ру­блей мы продавали картофель в 2007 году, по 8-9 рублей - в 2016-м, - с горечью говорил в интервью нашему журналу вя­чеслав Мансуров, фермер из Рязанской области.

 

Для того чтобы не уйти «в минус», аграриям приходится искать пути для повышения эффективности производства.

 

Геннадий Рязанов, генеральный директор тюменской компании «КРиММ»:

- Себестоимость картофе­ля мы считаем после уборки, каждый год сумма вложений в килограмм продукта получа­ется разной. Конечно, растут затраты: дорожает топливо, СЗР. После скачка курса валют очень подорожала импортная сельхозтехника и, соответ­ственно, запчасти к ней. Теперь это, пожалуй, самая значимая составляющая в расходах при производстве картофеля. Но увеличивается и урожайность, мы тратим миллионы на оро­шение, наращиваем эффек­тивность и, таким образом, со­кращаем затраты на единицу продукции.

 

Но такое решение доступно только крупным агрохолдин- гам. Средние и небольшие хо­зяйства вынуждены работать над максимальным снижением затрат.

 

Руко­водитель КХ «Нива» (Ивановская область) Вячеслав Смирнов поясняет, что экономить при­ходится буквально на всем: на электроэнергии (стоимость киловатт часа растет почти ежемесячно), на солярке, по­купку которой сельхозпроиз­водителям когда-то субсидиро­вало государство.

 

Использование прогрессив­ных технологий, налаживание четкой структуры производ­ства играют большую роль в экономике хозяйства, но для получения прибыли и большим, и малым предприятиям необ­ходима хорошая цена на про­дукт, который они поставляют на рынок. От каких факторов она зависит?

 

Цены большие и/или маленькие?

 

«Мы живем от катаклиз­ма до катаклизма», - говорит Вячеслав Мансуров, имея в виду, что самое большое вли­яние на цены оказывает пого­да в течение сезона. Но есть и другие, не менее важные и так же трудно прогнозируемые факторы.

 

«Введение или резкая от­мена экономических санкций, импорт продукции - эти меры могут больно ударить по оте­чественному производите­лю, - считает исполнительный директор Картофельного Со­юза Алексей Красильников.

 

- Производители картофеля, конечно, сейчас не так жест­ко зависят от внешнего рынка, как производители огурцов и томатов, например. Но конку­ренцию со стороны государств- поставщиков раннего картофе­ля мы чувствуем».

 

Можно ли смягчить воздей­ствие (то есть сократить объ­емы) зарубежных поставок?

По мнению эксперта, им­порт замирает при ряде усло­вий. В первую очередь, если в нашей стране вплоть до лета с избытком хватает своего каче­ственного продукта. Для этого нужны хорошие урожаи и ак­тивные действия по сокраще­нию дефицита современных картофелехранилищ. Отлич­ным примером понимания важ­ности вопроса организации хранения для всех российских регионов, с точки зрения Красильникова, могла бы послу­жить Брянская область. По его словам, в этом году более 50% средств господдержки, выде­ленных на возмещение части затрат при строительстве (ре­конструкции) хранилищ, ушло в этот регион - что возможно только при условии активности со стороны сельхозпроизводи­телей и поддержки региональ­ных властей.

 

Второй фактор, влияющий на объемы импорта, - волатильность валюты: при паде­нии курса рубля закупка зару­бежного картофеля становится невыгодной.

 

Важное значение имеет и «русский мороз»: в суровые зимы к цене на ввозимый про­дукт приходится добавлять расходы на «теплое» хранение и перевозку.

 

Развитие экспорта, напро­тив, способствует установлению справедливых цен на рынке.

 

«В этом году мы продаем столовый картофель, в сред­нем, по 11 рублей за килограмм, это хорошая цена, но она сло­жилась благодаря тому, что в Узбекистане в этом сезоне не уродился картофель. - говорит геннадий Рязанов. - Мы по­ставляем свой продукт туда (в стране 32 миллиона потреби­телей), хотя это очень сложный и долгий процесс. Если бы не этот фактор, думаю, цена в на­шем регионе осталась бы на уровне 8 рублей за килограмм».

 

Хотя развитие экспортного направления зависит не толь­ко от желаний сельхозпроиз­водителей, но и от серьезной поддержки властей. Впрочем, многие аграрии говорят о не­обходимости вмешательства государства в экономические процессы и на внутреннем рынке.

 

Государственное регулирование

 

«На мой взгляд, в России нужно регулировать уровень закупочных цен «сверху», уста­навливать законодательно минимальную границу, чтобы основную прибыль от урожая получали все же производи­тели, а не торговые сети и по­средники», - считает Геннадий Рязанов (КРиММ).

 

Вячеслав Смирнов (КХ «Нива») говорит о том, что тя­желых последствий перепро­изводства на рынке помогут избежать четкое понимание объемов потребности в про­дукте и государственная си­стема планирования урожая: «В Германии около 60-70% от всех объемов выращиваемо­го картофеля производится по заказу государства. Власть на­правляет картофель на нужды больниц, исправительных уч­реждений и прочее, фермеры получают гарантию сбыта. Это добавляет стабильности эко­номике. А мы думаем, что все решает рынок».

 

Но есть и другие мнения.

 

Владимир Денисов (ООО «Скорпион», Самарская область) уверен, что государству не стоит вмешиваться в законы рынка, регулировать кто, что и за сколько покупает. Гораздо больше пользы сельхозпроиз­водителям, с его точки зрения, могли бы принести меры по на­ведению порядка в банковской сфере.

 

«Многие российские хозяй­ства сильно закредитованы, и это очень мешает развиваться, отмечает Денисов. - Боль­шое подспорье для них - льгот­ные кредиты, но механизм предоставления такой финан­совой поддержки до конца не продуман. Хозяйство получает деньги ровно на год. Как пра­вило, средства нужны уже в декабре-январе (закупка се­мян, СЗР, запчастей и пр. начи­нается зимой), поэтому заявку на кредит нужно оформлять в ноябре (к тому же шанс полу­чить льготный кредит в ноябре существенно выше, чем в мар­те-апреле). Продажи картофе­ля стартуют с конца августа, и основные выплаты по кредиту идут в сентябре, октябре и но­ябре. К следующему декабрю все средства должны быть воз­вращены банку. Хозяйство вы­нуждено продавать большую часть урожая в начале осени по самым низким ценам сезо­на. А ведь таких предприятий в каждом регионе множество. В результате все они разом пы­таются реализовать большой (ненужный в этот момент рын­ку) объем продукции и роняют цены до уровня себестоимости.

 

В январе, когда картошка дорожает, производителям уже нечего предложить рынку. По сути, мы сами себя загоняем в ловушку.

 

Для изменения ситуации нужно всего лишь продлить срок возврата кредитных средств до 18 месяцев. За до­полнительные полгода, я ду­маю, многие согласятся выпла­чивать банкам уже не льготные, а среднерыночные проценты».

 

В любом случае, принятие решений на государственном уровне требует времени, а для сельхозпроизводителей важно понимать, чего ждать в бли­жайшем будущем. Каковы они - прогнозы на цены? И можно ли считать их достоверными?

 

Прогнозы

 

«Экономика - наука доволь­но точная, - считает Владимир Денисов. - Если правильно со­ставить расчет, предсказать ориентировочный уровень цен вполне реально».

 

С его точки зрения, с уче­том снижения валового сбора и отсутствия на рынке боль­ших объемов качественного товарного картофеля можно ожидать повторения ситуации прошлой весны, когда цена на картофель резко пошла вверх, потому что к тому времени в большинстве хозяйств все за­пасы были уже распроданы.

 

«Прогноз нетрудно сделать и на более длительный пе­риод, - продолжает Влади­мир Денисов. - Впереди нас ждут выборы, после которых, скорее всего, в стране будет ощущаться дефицит финан­сов. Взять кредит будет слож­нее, особенно для небольших предприятий.

 

Те хозяйства, которые оста­нутся без заемных средств, не смогут закупить удобрения, СЗР, качественные семена. Соответственно, ряд мелких производителей уйдет с рын­ка. Объем урожая картофеля будет ниже, а цена на продукт - выше. Тех, кто удержится на плаву, ждут два-три сезона от­носительной стабильности и неплохих доходов.

 

Естественно, в этом про­гнозе мы не учитываем при­родные катаклизмы: засу­ха, подобная той, что была в 2010-м, или дожди в том же объеме, что выпали в 2011-м, способны скорректировать любые ожидания».

 

А вот более длительные прогнозы сельхозпроизводи­тель строить не готов.

 

«Как показывает опыт, - говорит Владимир Дени­сов, - Если отрасль остается прибыльной какой-то отрезок времени, туда сразу кидается множество людей, включая тех, кто никогда не занимался вы­ращиванием картофеля. Объе­мы выращенного резко растут, цены падают, люди уходят в другой бизнес. Эта синусоида постоянна».

 

Хотя в целом перспекти­вы отрасли на данный момент можно рассматривать как оп­тимистические.

 

«Несмотря на все сложности, - отмечает Алексей Красильников, - картофель остается одной из высокорентабельных сельхозкультур. Рентабель­ность производства составляет не ниже 20%, а в некоторых хо­зяйствах доход может достигать 70-80%. Многое, конечно, зави­сит от того, имеет ли предпри­ятие выход на столичные рынки, налажено ли у него взаимодей­ствие с торговыми сетями, ве­дется ли товарная подработка продукции, открыто перераба­тывающее производство».

 

Сегодня, как считает ис­полнительный директор Кар­тофельного Союза, ситуация в экономике постепенно ста­билизируется, растет спрос на более маржинальные продук­ты из картофеля. Открываются новые предприятия по перера­ботке, которые, в свою очередь, дают новый стимул для разви­тия производителям сырья из близлежащих регионов; актив­но внедряются it-технологии, удешевляющие производство, повышающие его эффектив­ность; развивается мелиора­ция. Исходя из этого, будущее у отрасли, безусловно, есть.

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31