В последнее время, в связи с вступлением России в ВТО, стало модным рассуждать о международном сотрудничестве, интеграции в мировое экономическое пространство. Но далеко не все знают, что чрезвычайно важная и достаточно успешная работа в этом направлении ведется российскими специалистами очень давно. Речь идёт об одном из важнейших аспектов консолидированной работы всей отрасли - разработке новых стандартов, по сути, являющихся системой координат для всего сообщества российских картофелеводов. На несколько вопросов, касающихся не только этого направления, мы попросили ответить одного из ведущих специалистов сельского хозяйства России, заместителя директора ВНИИКХ им. А.Г. Лорха Бориса Анисимова.

 

-Борис Васильевич, расскажите, пожалуйста, о работе комиссии ЕЭК при ООН, её значении для России. И о том, насколько это сотрудничество плодотворно.

 

Б.А.: Международная практика в системе производства, контроля качества, сертификации семенно­го картофеля направлена на раз­витие и постоянное совершенство­вание нормативной базы с учётом накопленного мирового опыта в этой сфере. Особенно важным представляется уникальный опыт работы специализированной сек­ции Европейской Экономической Комиссии при ООН по стандартам качества семенного картофеля.

 

Хочется отметить, что вопросы, связанные с международной прак­тикой в стандартизации качества семян, всегда были важны для России. Это особенно становится актуальным в последние годы. Не­обходимо решение проблемы ре­гулирования качества семян сель­скохозяйственных растений, в том числе и картофеля, конечно же.

 

Важнейшим инструментом для этого являются научно обоснован­ные нормы стандартов. Устанав­ливая определённый уровень тре­бований, стандарты способствуют получению семян высокого каче­ства, служат основой для объективного ценообразования на рынке семян и основой для продвижения новых сортов в сельскохозяйствен­ную практику.

 

Работа в этой специализи­рованной секции проводится на постоянной основе в виде регу­лярных сессий, которые проходят обычно раз в два года в Женеве во Дворце Наций, и собирают огром­ное количество участников.

 

Мне приходилось быть на по­следней сессии, которая проводи­лась в марте 2011 года. Там при­нимали участие делегации от 46 стран, в том числе и российская де­легация. в состав участников кото­рой я и входил. Мне пришлось де­лать основной доклад о ситуации в России с качеством семенного картофеля и принимаемых мерах по улучшению этой ситуации. И то, что нами было предложено, те во­просы, которые были поставлены в докладе, вызвали неподдельный интерес.

 

Многие эксперты, входящие в состав мировой организации, от­неслись к моему докладу с боль­шим пониманием и выразили го­товность принять участие в целом ряде мероприятий. Но такие меро­приятия начались раньше, за не­сколько лет до обсуждаемой нами сессии и шаг за шагом они все больше и больше развиваются.

 

Кроме регулярных сессий раз в два года проводятся расширенные, часто выездные заседания бюро специализированной секции. Это уже более узкий круг экспертов, но все равно хорошо представлены основные страны с наиболее раз­витым производством картофеля, с хорошо развитой системой семе­новодства и системой сертифика­ции семян.


Все мы хорошо знаем, что ве­дущие эксперты специализиро­ванной секции - это, прежде все­го, представители ведущих стран мира с высоко развитой отраслью семеноводства картофеля, хоро­шим ассортиментом и лидирующи­ми позициями на мировом рынке (Нидерланды. Великобритания, Германия, Франция, Канада, США).

 

 Это высокопрофессиональные спе­циалисты, составляющие основу, а также являющиеся руководителя­ми рабочих групп по отдельным во­просам, которые разрабатываются в рамках стандартизации семенно­го картофеля в этой специализиро­ванной секции.

В последние годы российские специалисты активно принимают участие в работе как регулярных сессий, так и в деятельности вы­ездного бюро. Например, в октя­бре прошлого года в Праге про­ходило как раз такое выездное бюро, где наряду с другими во­просами в повестке дня стоял во­прос о возможностях продвижения стандарта ЕЭК ООН и введении его в действие на территории РФ. Мне пришлось делать сообщение. Вместе с директором ВНИИКХ им.А.Г.Лорха Евгением Симако­вым мы постарались раскрыть эту тему. Информация нашла понима­ние у членов специализированной секции по данным вопросам.

 

- В чем главное значение и отличительная особенность стандарта ЕЭК ООН на семенной картофель?

 

Б.А.: Действительно, чрезвы­чайно важный вопрос, и в этом пла­не я хотел бы сказать, что стандарт ЕЭК ООН на семенной картофель, по сути, является международной нормативной основой, которая со­ответствует соглашениям ВТО о технических барьерах в торговле и фитосанитарных мерах.

 

Это исключительно важные аспекты в международном плане, и они во многом - по культуре кар­тофеля, по семеноводству - реша­ются в рамках стандарта Европей­ской Экономической Комиссии.

 

Стандарт ЕЭК ООН предна­значен для использования нацио­нальными сертификационными службами, прежде всего в целях обеспечения соответствия качества семенного картофеля согласован­ным, международно-признанным нормативным требованиям.

 

Я акцентирую слово «согласо­ванным», то есть согласованным между всеми участниками между­народного рынка семенного карто­феля и признанными нормами. То есть, уж если приняты в стандарте эти нормативные требования, то они обязательны для выполнения всеми участниками. Такой подход, конечно, очень правильный и эффективный.

Применение находящихся в со­держании ЕЭК ООН положений, единой терминологии и этих согла­сованных требований способствуют правильному пониманию продав­цом и покупателем уровня качества семенного картофеля, поступаю­щего в торговлю в различных стра­нах мира.

 

Это позволяет минимизиро­вать возможные риски возникнове­ния технических барьеров в сфере международной торговли семенным картофелем. Содержащиеся в стан­дарте ЕЭК ООН положения касаются всех аспектов контроля качества и сертификации семенного картофеля.

 

 

Борис Анисимов:

"Важнейшим инструментом в международном регулировании качества семян сельскохозяйственных растений являются научно обоснованные нормы стандартов. Устанавливая определенный уровень требований, стандарты способствуют получению семян высокого качества, служат основой для объективного ценообразования и основой для продвижения  новых сортов в сельскохозяйственную практику."

 

 

Прежде всего, это подлин­ность и чистота сорта. Данная позиция всегда очень стро­го контролируется для всех существующих категорий и классов семенного картофеля.

С одной стороны, это необхо­димо, чтобы не допустить фальси­фикации сортов. Иногда ведь мо­гут выдавать какой-то любой сорт, имеющийся в наличии, за очень по­пулярный, пользующийся спросом, по которому еще мало семенного материала.

 

К сожалению, такое существует не только в нашей российской прак­тике, но и в международной. Чтобы не допускать подобной ситуации, контролируются подлинность и чи­стота сорта.

 

И второе, очень важное, что даёт возможность поддерживать сорт в чистоте, это требования в от­ношении наличия примесей для от­дельных категорий и классов.

 

Здесь допуски разные. Очень жёсткие допуски для оригиналь­ных семян или, как в европейской практике их называют, «предбазисных» семян. Чуть-чуть слабее допуски для «основного базисно­го» семенного картофеля. Более слабые допуски с небольшим ко­личеством примесей других сортов - для репродукционных семян. Это класс «А» и класс «В» в европей­ской системе классификации. У нас это репродукционные семена I и II репродукций, качество которых контролируется российским нацио­нальным стандартом.

 

Еще одна очень важная пози­ция - отслеживаемость происхо­ждения семенных партий. Это тоже барьер для фальсификации. Мера крайне необходимая, ведь некото­рые производители (отдельные, ко­нечно) могут позволить себе взять и назвать элитным картофелем материал, который не имеет проис­хождения, не имеет генеалогии про­изводства элитного картофеля, его классификации.

 

Поэтому отслеживаемость гене­алогии семенного материала даёт возможность понять последова­тельность всех этапов на пути про­изводства От исходных растений, с которых начато производство той или иной партии семенного матери­ала еще в лабораторно-тепличных условиях, до получения того со­ответствующего класса, который предлагается на рынок.

 

Эта позиция тоже очень важная, и европейский стандарт ориентиро­ван на то, чтобы она строго контро­лировалась.

Кроме того, допуски относи­тельно размерных характеристик клубней, их калибровки, товарного качества, упаковки, маркировки, тоже чётко прописаны в стандар­те ЕЭК ООН. По всем этим пози­циям в ряде стран обычно приня­то дополнительно устанавливать свои национальные (часто более жёсткие) требования с учётом их специфических особенностей: по­чвенных, климатических, фитосанитарных.

 

В этом отношении наш нацио­нальный стандарт был унифици­рован по многим позициям, ког­да его разрабатывали (ВНИИКХ имАГ.Лорха был основным испол­нителем, а я был руководителем этой разработки, закончившейся в 2008 году).

 

Мы учли многие положения стандарта ЕЭК ООН и постара­лись максимально гармонизи­ровать многие положения - тех­нические условия, нормативные требования - с международным стандартом Европейской эконо­мической комиссии.

 

 - Каково же значение для России стандарта ЕЭК ООН?

 

Б.А.: В России, начиная с 2011 года, стандарт ЕЭК ООН внесён в официальный перечень норматив­ных документов для использова­ния в системе добровольной сер­тификации семенного картофеля федерального государственного учреждения Россельхозцентр, ко­торый и ведёт все программы по сертификации семян, в том числе и семенного картофеля в РФ.

 

Необходимо отметить, что при­менение стандарта ЕЭК ООН на семенной картофель в России, не­сомненно, будет способствовать созданию новой конкурентной сре­ды между поставщиками семенно­го картофеля и производителями товарного картофеля, которые за­купают на постоянной основе се­менной материал отечественного и импортного производства.

 

В результате очевидное пре­имущество на рынке будут полу­чать те производители, которые активно используют современные инновационные технологии, поль­зующиеся повышенным спросом сорта, вкладывают средства в мо­дернизацию производства, исполь­зуют необходимые средства защи­ты растений и, что очень важно, проводят обучение персонала, ко­торый занимается производством семенного картофеля на разных этапах.

 

Необходима подготовка специ­алистов, которые призваны оцени­вать качество семенного картофе­ля различных категорий и классов, поступающего на рынок.

 

А в перспективе все перечис­ленные факторы приведут к тому, что в основных регионах России с развитым производством карто­феля станет значительно больше производителей, способных пред­ложить на рынок (и на внутренний, и на экспорт) более качественный семенной картофель, соответству­ющий уровню нормативных требо­ваний международной практики.

 

- Как происходит междуна­родное общение и обучение?

 

Б.А.: Это очень тесно связанные сферы. На базе нашего инсти­тута уже складывается неплохая практика международного обще­ния в этом плане.

 

В прошлом году у нас была специально проведена конферен­ция по вопросам возможного ис­пользования стандарта ЕЭК ООН, поскольку он уже введён в пере­чень нормативной документации в системе сертификации семенного картофеля в России.

 

Но введение стандарта - это первоначальный этап, а его ис­пользование в широкой практике требует и международного обще­ния, и обмена опытом, и обучения персонала, который столкнётся с данной проблемой.

 

В этой конференции мы по­просили участвовать ведущих экспертов ЕЭК ООН, которые заняты постоянным совершен­ствованием стандарта по целому ряду позиций. Эта практика про­сто бесконечная.

 

Но практика совершенству­ется, появляются новые высоко­эффективные технологии, новые методы производства семян, и стандарт должен учитывать все эти изменения.

Тогда эксперты собираются и выносят отдельные положения стандарта на обсуждение, в свя­зи с теми изменениями, о кото­рых я сказал.

 

Поэтому мы пригласили экс­пертов из Шотландии: Джона Керна (он является заместите­лем председателя этой специа­лизированной секции), самого председателя секции Джакума Бьянки (который уже на протя­жении ряда лет ее возглавляет и успешно ведёт работу по ор­ганизации всех мероприятий), а также экспертов из Франции.

 

Все они охотно согласились и приняли участие, поделились своим опытом практическо­го использования всех основ­ных положений стандарта ЕЭК ООН, каждый в своей стране и международной практике в целом.

 

Борис Анисимов:

"Цель заключается в том,чтобы изменить до неузнаваемости стандарт. Главная задача - сохранить стабильность всех положений прописанных в стандарте..." 

Информация, прозвучавшая в их выступлениях, была весьма ценной. И мы приняли решение, что в текущем году мы проведём не просто обсуждения, а проведём научно-практический семинар по теме: «Международный стандарт качества семенного картофеля ЕЭК ООН и его практическое при­менение в российской системе сертификации семян».

 

В июне месяце мы разослали приглашения. Уже подтвердили своё согласие несколько экспер­тов ЕЭК ООН, которые постоянно занимаются совершенствованием европейского стандарта. Они при­мут участие в семинаре с практи­ческой демонстрацией той работы, которая ведется в рамках стан­дарта ЕЭК ООН по контролю ка­чества и сертификации семенного картофеля.

 

На наших экспериментальных и производственных полях участ­ники семинара будут ознакомлены с методами проведения полевых обследований, инспекций клубне­вых партий, с применением совре­менных методик в системе лабо­раторного тестирования листовых и клубневых проб. Увидят работу с документацией, которая должна сопровождать сертифицированный материал при его реализации, и многие другие важные моменты.

 

Здесь и международное обще­ние, и международное обучение, как говорится, два в одном. Мы ду­маем, что это тоже будет полезно. Кого мы хотим пригласить? Пре­жде всего, тех специалистов, кото­рые заняты в сфере сертификации семенного картофеля. Инспекторы, работающие в региональных фи­лиалах федерального бюджетного учреждения Россельхозцентра при Минсельхозе России.

 

Мы создадим группу из 20-25 инспекторов. Одновременно будет работать группа производителей семенного картофеля. Это в основ­ном представители селекционных учреждений, которые в регионах занимаются селекционными про­граммами, созданием сортов и их поддержанием в рамках ори­гинального семеноводства. Здесь тоже около 15-20 специалистов. Еще одна группа - представители сельскохозяйственных предприя­тий, которые занимаются элитным производством из оригинальных семян. Это очень важная часть работы, так как она уже вплотную примыкает к товарному производ­ству семенного картофеля.

 

Борис Анисимов:

"Картофельный союз" -  это общественная организация. А власти в лице министерства сельского хозяйства РФ, конечно, прислушиваются более внимательно к голосу общественных организаций."

 

 

Можно было бы создать и чет­вертую группу, но в этом году, на мой взгляд, рановато. В неё могли бы войти пользователи семенного материала, которые производят товарный картофель. Они же по­стоянно обновляют свои семена, покупая лучший семенной карто­фель как за рубежом, так и на вну­треннем рынке.

 

Такая группа была бы очень важна, но, вероятно, это следую­щий этап в нашем проекте по раз­витию международного общения и обучения.

 

 

- Борис Васильевич, как вы относитесь к созданию рабочей группы по селекции и семено­водству на базе Картофельного союза? Насколько перспективна и эффективна, по-вашему мне­нию, эта площадка для обще­ния и обсуждения аналогичных вопросов?

 

Б.А.: Прошел год с момента создания Картофельного союза, точнее, «Союза участников рынка картофеля и овощей». С его соз­данием многие вопросы, которые давно озвучивались и обсужда­лись через наш профессиональ­ный журнал «Картофель и овощи», через наши предложения, поступа­ющие в Минсельхоз России, в част­ности, в департамент растениевод­ства, удалось актуализировать.

 

Большой опыт накоплен в ра­боте Зернового. Молочного и вот теперь Картофельного союзов. И я удовлетворён тем, что Картофель­ный союз актуализировал многие важные вопросы, в том числе и развитие семеноводства картофе­ля в нашей стране. Необходимо продвижение новых российских со­ртов в сельскохозяйственную прак­тику (потому что отставание в этом вопросе просто огромное), раз­витие материально-технической базы научных учреждений, за­нимающихся селекционной рабо­той, сельскохозяйственных пред­приятий, задействованных в сфере оригинального, элитного семено­водства картофеля.

 

 "Очевидные селекционные достижения во многих региональных институтах, конечно, существуют. Но необходимо обеспечивать их дальнейшее развитие, поэтому инициативы, с которыми в течение последнего периода выступает  Картофельный союз, его руководство, заслуживают всяческой поддержки."

 

 Действительно, ситуация ча­сто удручающая в плане устарев­шей, полностью деградировавшей материально-технической базы, представленной во многих учреж­дениях, в том числе и научных, вы­полняющих очень важные исследо­вания и селекционные программы для своих регионов, создающих сорта, хорошо адаптированные к тем местным условиям, в которых работают учреждения.

 

К сожалению, продвижение этих сортов просто никакое. Соз­дан сорт, внесён в реестр, и ника­кого дальнейшего развития этот процесс не получает. Поэтому наши сортовые ресурсы ограниче­ны. Сведены к десятке лучших со­ртов отечественной и зарубежной селекции, которые постоянно нахо­дятся в производственно-торговом обороте, а притока новых сортов, как это принято в странах с раз­витым семеноводством картофеля, мало, особенно сортов российской селекции.

 

Селекционные достижения, в том числе нашего института, во многих региональных институтах, конечно, существуют. Но необхо­димо обеспечивать их дальнейшее развитие. Мы тоже стараемся уча­ствовать в этой работе достаточно активно.

 

- Да, действительно, многое из того, что используют сейчас, устарело, но не послужит ли «камнем преткновения» даль­нейшее избыточное и не всегда контролируемое финансирова­ние? Согласно статистике, 500 ООО тонн элитного материала в год проходит сертификацию в России. Выделяются дотации, а сажают непонятно что. Весь этот материал мы не можем диагностировать даже на на­личие вирусов. Вы прекрасно знаете, что количество лабора­торий и специалистов, которые могут на данном оборудовании работать, ограничено. Далеко не в каждом регионе эти лабо­ратории существуют. И, хотя в России и принято посматривать на Европу, но дальше фактиче­ски возникает такой момент, что планка задрана, а нет никаких технических и финансовых ресурсов, чтобы эту работу организовать. Может быть, часть государственных средств, выделяемых на «элиту», было бы целесообразно направить на создание инфраструктуры отрасли, открытие и оснащение лабораторий и т.д. Каково ваше мнение, и как дальше будет раз­виваться ситуация?

 

Б.А.: Это совершенно справедливо. Но здесь можно немного уточнить: та цифра, которая прозвучала - 537-540 тыс.тонн - это всё сертифицированные семена, всех категорий и классов, не только элитные.

 

Структура объёма сертифициро­ванных семян примерно такова: около 17-18 тыс. тонн - это оригинальные се­мена, включая мини-клубни, первичные полевые поколения мини-клубней и супер-супер элитный материал.

 

Вторая очень важная часть - ка­тегория элитных семян, она включает супер-элитный и элитный картофель.

 

Объёмы производства элитного картофеля в последнее время суще­ственно возросли по сравнению с тем упадком, который произошёл в нача­ле 90-х годов, когда начали проводить реформирование сельскохозяйствен­ного производства и отказываться от колхозно-совхозной системы, созда­вая новые типы сельскохозяйственных предприятий. Тогда был такой упадок, что элитное производство картофеля просто опустилось до самого минимума.

 

Год за годом мы шли к тому, что те­перь превзошли, наконец, те объёмы, которые выращивались в лучшие вре­мена советского периода. Тогда, если мне память не изменяет, максималь­ный показатель по производству элит­ного картофеля находился на уровне 135-140 тыс.тонн. 

 

Сейчас, по данным ФГУ Рос­сельхозцентр и его региональных филиалов, которые ведут проверку качества семенного картофеля не­посредственно в сельскохозяйствен­ных предприятиях, находящихся под их контролем, объем производства элитных семян превысил 140 тыс. тонн. Можно условно говорить о вос­становлении количественного уров­ня производства семян.

 

Остальные партии семенного картофеля представлены репродук­ционным семенным материалом. Класс первой репродукции после элиты, второй репродукции после элиты, иногда сюда же входит и тре­тья репродукция после элиты, хотя нормативных требований к этому классу в нашем национальном стан­дарте не существует и, конечно же, в европейском стандарте такой класс вообще нигде не используется на по­садку. К сожалению, из-за нехватки семян у нас вынуждены прибегать к использованию третьей репро­дукции элиты, а иногда и четвёртой. Раньше, в советские времена, до­пускалось использование даже 5-ой репродукции, но сейчас это экономи­чески не оправдано.

 

Теперь в отношении оценки каче­ства. По всему этому довольно зна­чительному спектру производства семенного картофеля обязательно проводятся полевые инспекции спе­циалистами ФГУ Россельхозцентр, апробация посадок этих категорий и классов семенного картофеля. Это одна часть работы, и с ней достаточ­но хорошо справляются, хотя нагруз­ки на инспекторов огромные. Мы регулярно проводим обучение групп специалистов ФГУ Россельхозцентр по семенным апробациям, полевым инспекциям.

 

Я хорошо представляю уровень их профессионализма, он достаточ­но высок после прохождения этих специальных программ. Но нагрузки на специалистов настолько боль­шие, что в европейской практике, ни одному инспектору и не снилось вы­полнять такие объёмы работ по про­ведению полевых инспекций.

 

Там работа чётко нормирована. За инспектором на сезон вегетации закрепляется не более 250-300 га в тех фермерских хозяйствах, которые специализированы на этом произ­водстве (6-7 фермеров закреплено за одним инспектором). Он делает постоянные, многократные посеще­ния в период вегетации и отслежива­ет всё, о чем мы говорили. Отслежи­вает подлинность сорта, генеалогию, то есть происхождение, другие пока­затели, и всё успевает.

 

Нашему инспектору говорят: се­годня ты должен ехать на апробацию зерновых культур, и он едет, делает эту апробацию. Завтра он едет на апробацию многолетних трав, а по­том его посылают и на апробацию семенного картофеля. Вот такой многостаночный подход, и это абсо­лютно неприемлемо.

 

В европейской практике узкая специализация. Если ты инспектор по качеству семенного картофеля, то работаешь только по семенному картофелю, да и то по определённо­му объёму. Плюс для этого созданы все хорошие условия.

В нашей стране эти подходы пока еще не совсем восприняты. Слишком ограниченны возможности, чтобы иметь такую службу.

Борис Анисимов:

"Еще одна важная проблема  - лабораторное тестирование скрытых вирусных патогенов на партиях семенного картофеля, поступающего в производственный и отрговый оборот. Нужны современные лаборатории, хорошо оснащённые соответствующим специальным оборудованием, имеющие квалифицированных специалистов. У нас пока еще эта проблема полностью не решена."

 

Я знаю, что, например, в Ниже­городской области производителям элитного картофеля или оригиналь­ных семян просто некуда обратиться, чтобы протестировать образцы.

В международной практике инспектор сам отбирает образцы, пломбирует и отправляет в свой центр лабораторного тестирования.

Наш национальный стандарт пока еще и отличается от европей­ского тем, что лабораторное тести­рование не охватывает проверку всех категорий и классов.

Лабораторное тестирование в нашем стандарте строго обязатель­но для всех класоов и видов ориги­нальных семян, включая супер-супер элитный картофель. Это объем тех мощностей, тех лабораторий, кото­рые существуют.

 

Дальше мы оцениваем визуаль­но - как по растениям в период ве­гетации, так и на основе клубневого анализа образцов семенных партий картофеля, предназначенных для посадки.


Дальнейшее совершенствование должно заключаться в том, чтобы другие классы - элитный, супер­элитный - тоже проходили соответ­ствующие лабораторные тестиро­вания по отобранным образцам и получали независимую объективную экспертизу по качественным харак­теристикам вирусных и патогенно- бактериальных инфекций. Это чрез­вычайно важно.

 

 - Конечно, вы правы, но, наверное, вы понимаете, что общепринятая российская практика, когда зачастую встречающиеся партии се­менного элитного материала с зараженностью вирусами более 30% - это нормально, а госу­дарство тратит такие огромные бюджетные средства на дота­ции. Они ежегодно осваиваются. Получается вроде правильная поддержка, но фактически про­изводитель приобретает «кота в мешке». Он купил элиту, на которую получил дотацию, но потом при выходе на поле по состоянию растения мы можем констатировать факт, что это далеко не элита и даже не пер­вая репродукция. Распростра­нено это повсеместно, и многие производители «семенного кар­тофеля» свою безнаказанность понимают. Партии так называе­мого «элитного материала» в России ежегодно увеличивают­ся. Потому что «элитой» проще торговать, она пользуется на рынке настоящим спросом и даже порой выгоднее, чем пер­вая репродукция, потому что покупатель получает дотацию на неё и, в целом, получается разница небольшая с учётом федеральной дотации, плюс во многих регионах еще и своя, региональная. Поэтому в начале необходимо создать некую ла­бораторную базу, чтобы дей­ствительно могли подтвердить, что ты приобрёл элиту такую-то, она соответствует всем необхо­димым требованиям.

После этого ты уже полу­чаешь дотацию, потому что ты действительно несёшь какое-то благо для себя и для окружаю­щих, а не привозишь, пусть даже и произведённый на отечествен­ных предприятиях, не весть какой материал. Ухудшаешь фитосанитарную обстановку.

 

Порой соседние картофе­леводы, глядя на твои поля, волнуются, а ты спокоен. Ты же «элиту» приобрёл, у тебя и документы и дотация государ­ственная есть.

 

Интересно, что во многих странах законодательно уста­новлено, что производители не могут высаживать ниже пер­вой, второй репродукции или ежегодно должны обновлять какой-то процент семенного материала. Понятно, что в Рос­сии до этого далеко, мы закон о семеноводстве не можем в те­чение 7 лет принять. Как вы ду­маете, какие шаги реальны для нашей страны, чтобы поднять уровень своей инфраструктуры в ближайшей перспективе, раз уж мы тянемся сейчас в ВТО и к международным стандартам? 

 

"Существует хорошо прописан­ная система, хорошо прописанные положения кому, в каком объёме выделять эти субсидии из госу­дарственно бюджета. Субсидия из федерального бюджета в этом году была 7 руб. на каждый килограмм элитно­го класса семенного картофеля, выделяемого для нужд того или иного предприятия. Региональная субсидия может достигать тоже такого же размера."

 

Б.А.: Несомненно, все вопро­сы, которые вы затронули очень важные. Но здесь должно быть не­сколько уточнений, это не совсем дотации, это субсидии, выделяе­мые для компенсации части за­трат на приобретение семенного материала элитных классов.

 

По картофелю сюда включа­ется и супер-супер элитный мате­риал и супер-элитный материал и, конечно же, непосредственно элитный.

Вместе получается, что до 14 руб. стоимости материала, приоб­ретаемого фермером, погашается из бюджета. В некоторых странах введены нормы, что субсидиро­вание не должно превышать 50% стоимости самого материала.

 

У нас получается аналогичная схема. Если это по-настоящему качественный элитный картофель, то его стоимость - 28-30 рублей, что дешевле, чем закупка по им­порту семян того же класса, но это всё-таки и недёшево.

 

Необходимо покрывать затра­ты на производство, сертифика­цию, потому что себестоимость производства элитного картофе­ля достаточно высока. Но цена 28- 30 рублей полностью покрывает все затраты и даёт возможность иметь соответствующую прибыль производителю элитных семян, без чего он не может развиваться.

 

Так вот, в тех положениях, которые прописаны в нашем за­конодательстве (а законодатель­ство у нас сводится к двум за­конам - Закону о селекционном достижении и Закону о семеноводстве), многие положения до­статочно устарели.

 

 Многие часто ошибочно дума­ют, что весь контроль качества семенного картофеля сводится к лабораторному анализу и те­стированию. Даже в ходе конфе­ренции на базе МГУ в этом году звучали малокомпетентные вы­сказывания, что в селекции, се­меноводстве картофеля все дела­ется на глазок. И с какой иронией это все звучало!

 

В этом и есть профессиона­лизм селекционера, что он, ра­ботая с растением, видит то, что не видит никто. Есть десятки сортоотличительных признаков (во всяком случае, более 50-ти), которые только селекционер, и только на свой глаз, опытный и профессиональный, может пра­вильно оценивать.

 

Визуальная оценка качества всегда была и будет основной и главной во всем мире. Профес­сиональные навыки здесь очень важны.

В дополнение к визуальному, существует инструментальный способ дополнительной оценки, это лабораторные тестирования. Некоторые путаются в методах, ничего не понимая в том же рас­познавании сортов, распозна­вании симптомов болезней. Тут тоже важен визуальный контроль клубневых партий. Думают, что возьмут на анализ, и им назовут все возможные патогены, кото­рые могут быть. Это ошибочное, неправильное представление, которое у нас в обиходе, и с ним трудно бороться.

 

Совершенно бесспорно, что сеть лабораторий по всей стра­не должна быть хорошо развита, сами лаборатории необходимо хорошо оснастить, чтобы они могли освоить все объёмы находящегося в обороте семенного картофеля.

 

Для развития лабораторий должны быть специальные про­граммы и специальная поддержка со стороны государства, бюджета, картофельного бизнеса. Сейчас некоторые предприятия в этом бизнесе на базе своих хозяйств создают подобные лаборатории, выделяют деньги на оборудова­ние и обучение специалистов. Но это самоконтроль в процессе соб­ственного производства семенно­го материала.

Речь же идёт о независимом контроле, об экспертизе, которая делается официальными органа­ми. Если на партию элитного ма­териала выданы соответствующие сертификаты, основанные на ре­альном проведении всех полевых инспекций, клубневых инспекций, лабораторных тестирований, по­чему мы должны не верить этим документам?

 

Борис Анисимов:

"Когда речь идет о выделении  субсидий на покупку элитного картофеля и когда говорят, что "надо бы отбавить дотационных денег да бросить их на оснащение лабораторий", мне это кажется ошибочным подходом. Надо прибавить денег на субсидии, но необходимо чтоб этот "элитный" картофель был настоящим элитным картофелем."

 

На основе рабочих документов инспектора, который этим занима­ется, необходимо выдавать серти­фикат соответствия по качеству этому классу семенного материа­ла. В России же можно все, даже купить сертификат на определён­ный картофель, но это не норма нашего производства, не норма нашей жизни, ведь субсидии рас­считаны на то, что там будет все честно. И если сертификат под­тверждает качество, оно должно соответствовать этому документу.

 

В международной практике та­ких сбоев тоже немало. Отгружа­ется по импорту семенной мате­риал с синей этикеткой класс «А», что соответствует нашей первой репродукции, приходят к произ­водителю, заказавшему и купив­шему эту партию семян. Произво­дитель вызывает своих местных инспекторов, инспекторы начи­нают делать клубневой анализ и находят там столько дефектов, что не укладывается ни в какие нормы ни нашего национального стандарта, ни стандарта Европей­ской Экономической Комиссии.

 

Что делать? Деньги заплачены. Семена пришли, разгружены. Тог­да вступают в силу международ­ные арбитражные суды. Но мы не приучены пользоваться их услуга­ми, не знаем, как правильно пода­вать и оформлять документы.

 

А первое, что спросят в суде - контракт по поставке семенного материала. А контракты кто де­лает? Сами продавцы. Фермеры нередко подписывают документы, не изучая их. Порой в контракте даже не прописано, чему семен­ной материал должен соответ­ствовать. А должно быть чётко обозначено, что материал полно­стью соответствует нормам евро­пейского стандарта ЕЭК ООН или нормам национального стандар­та РФ. Этого нет? Так на что вы жалуетесь?.. Мы неграмотные в этом плане.

 

Что такое сертификат на се­менную партию европейского производства? Это обычный яр­лык, который прикрепляется на упаковке. На каждой упаковке. Он, как правило, прошит специальным устройством. Если он от упаковки отделен, то уже при приёмке семенного материала можно этот мешок не считать. В сертификате указаны: сорт, класс, категория, размерные характе­ристики клубня и производитель. Никаких качественных параме­тров нет. Надо в стандарте смо­треть, чему класс «А» должен со­ответствовать.

 

В нашем сертификате, учи­тывая недостаточный уровень культуры реализации семян и их использования, мы прописываем все: результаты полевых инспек­ций, результаты клубневых анализов, лабораторных исследований на основные патогены.

 

Без такого сертификата фи­нансирующие органы никогда не примут вашу заявку на субсидию. У меня нет оснований предпо­лагать, что большие количества элитного картофеля, профинан­сированного в виде субсидий, не соответствуют требованиям. Иногда больше недоверия к зару­бежным поставщикам. Конечно, всегда есть риск мошенничества и фальсификации. От этого нику­да не уйдёшь. Во всех аспектах нашей жизни это присутствует, но нельзя говорить, что это вы­брошенные деньги.

Надо напротив, наращивать субсидии, у нас просто нет дру­гой государственной поддержки.

Конечно, есть сбои, и ино­гда субсидии попадают в руки ловких людей, мошенников. Не­редко бывает, просят документ, сертификат, говоря при этом, что картофель им вовсе не нужен. Необходим сертификат и некая бумага (фальшивка) о том, что деньги поступили. Это одна из коррупционных схем в этом биз­несе. И, наверное, у некоторых получается «работать» по подоб­ной схеме.

 

- Борис Васильевич, дей­ствительно, с каждым годом к качеству семенного материала, поставляемому из Европы, у про­изводителей возникает все боль­ше вопросов. И как раз проблем­ный семенной материал идёт из тех стран, у которых внутренний контроль очень высок, а на то, что присылают, порой не взглянешь. В то же время в России тоже не все готовы показать то, что выра­щивают. Общепринятая практика, когда на «Дне поля» показывают маленькие идеальные участки, а на продажу выставляют «семен­ной» картофель совсем другого качества.

 

В Европе, в процессе выращи­вания семенного материала, каж­дый потенциальный покупатель может приехать и посмотреть, как приглянувшийся сорт ведёт себя в процессе роста, какие техно­логические мероприятия прово­дятся у потенциального продавца. Каждый может получить доступ к данным, в каком хозяйстве вы­ращивается сколько тонн элиты, сколько супер-элиты и т.д. То есть потом из ниоткуда ничего взяться не может. Все данные заносятся в общую информационную базу.

 

В России, такого, к сожалению, нет. Некоторым ведущим отече­ственным производителям семен­ного картофеля мной были сде­ланы предложения организовать нечто подобное на добровольных началах. Отклика нет.

 

Пока никто не нацелен давать о себе подобной информации. Возможно, мы привыкли к другой этике бизнеса, или многим про­изводителям есть что скрывать. Оно и понятно - период первона­чального накопления капитала. Но, может, уже пора? Как вы думаете, не назрела ли необходи­мость такого информационного формирования рынка? Пусть хотя бы 2-3 ведущие компании начнут такую работу, а со временем и другие будут присоединяться, и тогда проблемы с некачествен­ными поставками семенного материала сами собой уйдут. Вы согласны со мной?

 

 Б.А.: Согласен. Опять же, если обратиться к международ­ному опыту, например, США, то можно проследить следующее.

 

В каждом штате есть своя сертификационная служба. На­ступил сезон полевых инспек­ций, провели полевые инспекции всех классов, всех категорий се­менного картофеля - оформля­ется бюллетень, где перечисле­ны все производители, которые выращивают тот или иной класс семян, и перечислены результа­ты полевого инспектирования этого материала. Затем бюл­летень распространяется. Эта база данных только по одному виду проверки качества на осно­ве полевой инспекции в период вегетации растений, затем идёт клубневая инспекция, послеуборочное тестирование, и вся ин­формация доступна каждому.

 

У нас Россельхозцентр тоже начинает какие-то движения, чтобы аналогичные подходы ис­пользовать. Например, по зер­новым культурам появился бюл­летень, не просто как раньше в виде рапортов и отчётов, а уже с анализом фитосанитарной ситу­ации на основе учётов и прогно­зов, каково качество семенного материала, проверенного перед посадкой.

 

По картофелю я такого пока еще не видел. Определённая информация уже формируется на основе клубневых инспекций. Но нет еще сводной аналитики по результатам полевых инспекций, апробаций в привязке к конкретным производителям и сортам. А это чрезвычайно важ­но. Это как раз те моменты, ко­торые если не учитывать, невоз­можно продвинуться в решении проблемы качества семенного материала.

 

Данная информационная база, несомненно, выгодна бу­дет для тех производителей, ко­торые профессионально работа­ют в сфере качества семенного материала.

Борис Анисимов:

«Необходимо менять этику бизнеса.  Для начала - эффективней использовать то, что  есть. Например Росссльхозцентр владеет большой базой данных и не использует её. Надо эту информацию только переработать в более полезную для производителей, которые должны четко знать, у кого стоит покупать семенной материал. А государство уже определяет, кому следует давать субсидии на его покупку." 

 

Для тех, кто еще слабоват, это антиреклама. Такой произ­водитель не согласится, чтобы кто-то выложил в интернете или ином официальном бюллетене, что у него ни один класс, ни один сорт не соответствует тому каче­ству, которое он заявил.

 

Необходимо менять этику бизнеса. Для начала надо эф­фективней использовать то, что есть.

А у нас сейчас как производи­тели наугад покупают семенной материал, так и власти раздают субсидии, кто к кому ближе, а не кому нужней. Отсюда и фаль­сификации документов, так как деньги ведь надо освоить.

И опять же нехватка каче­ственного семенного материала для тех, кому он по-настоящему необходим. Получается замкну­тый круг. Что и печально.

 

ОТ АВТОРОВ:

Да, действительно, на дан­ный момент в России ситуа­ция с картофелеводством до­вольно неоднозначна. С одной стороны, мы упорно двигаемся вперёд, разрабатывая для это­го новые пути развития и заяв­ляя о себе на международной арене, а с другой стороны, не можем себя обеспечить до­бротной технической базой и современными инструмента­ми развития отрасли. Одно от­стаёт от другого, хотя, по сути, должно быть совсем наоборот. Будем надеяться, что со време­нем ситуация изменится. В луч­шую сторону.

Борис Васильевич, огром­ное спасибо за интересную и очень содержательную беседу!

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30