Россия и переработка картофеля совместимы?

С оглядкой на Запад можно сказать, что переработка - направление перспективное. Другой вопрос: а для России? Готовы ли покупатели платить больше, чтобы получить уже практически готовый продукт и что мешает отечественным производителям открыть подобные производства, ведь казалось бы - выгода налицо?

 

Кроме ряда технологических трудностей, на которые ссы­лаются производители (отсут­ствие сырьевой базы, надежного поставщика - насущные пробле­мы сегодняшнего дня, хороших картофелехранилищ - проблема былых времен) можно отметить также упущенное время. К приме­ру, производство переработанного картофеля за рубежом начало ин­тенсивно развиваться ещё в годы Второй мировой войны, поскольку эти продукты питания обладают сравнительно высокой калорий­ностью, питательной ценностью, хорошими вкусовыми качествами, транспортабельностью, длитель­ным сроком хранения, благодаря чему они первоначально предна­значались главным образом для снабжения армии. В дальнейшем продукты переработки картофеля завоевали популярность у всех ка­тегорий населения.

 

В то время как производство питания в России шло своим пу­тём, на американском рынке проч­но обосновались практически все виды переработанного картофе­ля (чипсы, быстрозамороженная продукция из картофеля, гарнирный картофель, включая "френч - фрайз» - жареная соломка из картофеля, легко и быстро при­готовляемая из полуфабрикатов, продукты из дегидрированного картофеля и так далее).

 

Рентабельность производств, а именно высокую прибыль от ре­ализации продуктов переработки картофеля обеспечивала доволь­но гибкая ценовая политика. При сравнении стоимости свежего и переработанного продукта по­лучается, что цена 1 кг жареной соломки из картофеля («френч - фрайз»), на производство которой расходуется до 3 кг свежего кар­тофеля. несколько ниже, чем его рыночная стоимость. Возникает вопрос: что позволяло уменьшить стоимость продукта, в производ­ство которого вкладывались до­полнительные средства? Оказы­вается, разница в ценах на этот самый массовый и популярный продукт переработки картофеля покрывался той экономией, кото­рую давала утилизация отходов переработки, а также сокраще­ние сроков и объёмов хранения, удобство перевозки и торговли соломкой. При этом на некоторые другие продукты переработки, например, чипсы, цены, наоборот, завышались. В итоге перерабаты­вающие фирмы добились повы­шения спроса на свои продукты, а их доля в конечной стоимости ре­ализованной продукции составля­ла 20% (доля фермеров - 24%).

 

Развитие интеграции, соз­дание аграрных объединений в картофельном хозяйстве США обеспечивало фермерам гаран­тированных покупателей выра щенного урожая, а торговым и промышленным фирмам - нали­чие постоянного источника сырья необходимого качества и в строго оговариваемые сроки, потребите­лям - разнообразную продукцию высокого качества в результате жёстких рыночных требований и строгого контроля со стороны торгово-промышленных компаний.

 

Переработка опять откладывается...

 

У России деятельность в этом сегменте как-то все не задавалась. Проводимые в 90-е годы экономи­ческие реформы расстроили фи­нансовое положение абсолютного большинства картофелеперерабатывающих предприятий, нарушили процесс расширенного воспроиз­водства, а многих привела к убы­точности производства. В то же время падение жизненного уровня основной части населения страны привело к увеличению душевого потребления свежего картофеля, в значительной степени произво­димого непосредственно самими потребителями и отказу от приобретения картофелепродуктов, вы­рабатываемых промышленными предприятиями.

 

Следующий «удар» - финан­совый кризис 1998 года, когда на условиях сбыта некоторых видов отечественной продукции, выра­батываемой из картофеля, нега­тивно отражался ввоз импортных картофелепродуктов, в большин­стве случаев по бросовым ценам. В результате вновь построенные предприятия по переработке кар­тофеля: Погарский завод карто­фельного гранулята в Брянской области и государственное унитар­ное предприятие «Завод по произ­водству продуктов из картофеля» в Республике Марий Эл - вообще приостановили свою деятельность.

 

Какова же нынешняя ситуация?

 

Данный сегмент инвестиро­вать, несомненно, хотят. СМИ пе­риодически сообщают о намере­ниях иностранных предприятий вложить деньги в подобный про­ект.

Например, еще в апреле это­го года вице-губернатор Брян­ской области Александр Касацкий заявил журналистам, что бельгийская компания намерена инвестировать 1 млрд. рублей в выращивание и переработку картофеля на трёх площадках в Брянской области. Тем не менее, многие российские картофеле­воды уверены, что сделать это не так-то просто. Прежде всего, по-прежнему открытым остаётся вопрос о сырье, особенно в этом году, когда ситуация с аномаль­ной жарой поставила урожай многих хозяйств под угрозу, а не­которых производителей заста­вила изменить планы.

 

Желание зарубежных инве­сторов понятно: потенциально большой рынок сырья, относи­тельно недорогая рабочая сила и перспективный российский рынок потребления, особенно с такими продвинутыми мега­полисами как Москва и Санкт- Петербург.


Как отметил руководитель ЗАО «Брянск Агро» и агрохолдинга «Мичуринские овощи» Дми­трий Добронравов, на данный момент цена картофеля на рын­ке такова, что о производстве не только на этот год, но и на сле­дующий можно забыть, так как проблемы будут не только с про­изводством картофеля, но и с се­менным материалом. Поэтому, по мнению Дмитрия Добронравова, лучше инвестировать средства не в переработку, а в семенной материал и увеличение площа­дей. Потому что при всем желании рынок не «проглотит» цену конеч­ного переработанного продукта в 60-70 рублей, максимум 30-35 рублей, а это значит, что входная цена на переработанный продукт в лучшем случае должна коле­баться в районе от 3,5 до 5 рублей, что пока невозможно.

 

 

 

 

По мнению генерального директора агрофирмы "Слава картофе­лю" Хасиятулла Идиатуллина, той пропорции по переработке, которая существует в Европе, у нас, скорее всего, не получится в связи с отсут­ствием ппатёжеспособного насе­ления. Люди мало зарабатывают и не могут приобрести переработан­ный картофель, к примеру, за 30- 50 рублей, если есть возможность приобрести непереработанный за гораздо меньшие деньги Таким об­разом, если не появится финансово­го ресурса у конечного потребителя, скорого развития не будет.

 

В этом году с сырьём в Рос­сии действительно наблюдаются большие сложности: если раньше за рубеж поставляли картофель мы, то по результатам этого года придётся закупать нам. Засуха ка­тастрофически повлияла не толь­ко на зерновые, но и на картофель.

 

По оценке Минсельхоза. Рос­сии в этом году придётся за­купить за рубежом не менее 4 млн.т картофеля. Для сравнения, в прошлом году импорт был в десять раз меньше: по данным ФТС,  Россия импортировала в 2008  году 537,5 тыс.т картофе­ля на сумму 223,95 млн.долл., в 2009     году - 374,15 тыс.т на сумму 148,14 млн. долл.

 

По словам гендиректора агрохолдинга «Малина» Сергея Лупехина, запасы отечественного продовольственного картофеля будут израсходованы к началу 2011 года, а импорт начнётся уже с декабря 2010 года.

 

Однако проблема ещё и в том, что в Европе также отмечается снижение урожая картофеля (на­пример, в Восточной и Западной Германии недобор картофеля прогнозируется в районе 30%), поэтому из-за покупательской активности россиян там уже мож­но не найти ни самого картофеля, ни его семян.

 

«Если в 2009 году стоимость европейского картофеля состав­ляла порядка 10-15 евроцентов за килограмм, то сейчас цена озву­чивается европейскими произ­водителями минимум в 25-35 ев­роцентов», - отмечает Дмитрий Добронравов.

 

По словам эксперта, в на­стоящее время в Европе уже нет семян картофеля. Поскольку в России образовался острый де­фицит семенного материала, наши производители скупили за рубежом все семена. Пока­зательный факт: на выставке в Германии стоимость семенного картофеля в первой половине дня подскочила с 1 долл. до 1.2- 1,3 за килограмм.

 

Сейчас цена картофеля на российском рынке колеблется на уровне 17-18 руб. за 1 кг. хотя в 2007-2008 годах в это время его стоимость колебалась на уровне 7 руб. Эксперты прогнозируют, что производители, у которых ость собственные хранилища, скорее всего, попридержат имею­щиеся запасы картофеля, как ми­нимум,  до нового года, чтобы про­дать его по более дорогой цене.

 

И все же доля оптимизма присутствует...

 

С точки зрения Сергея Фи­липпова, генерального дирек­тора холдинга "Дмитровские овощи", в России переработка картофеля необходима, и должна однозначно развиваться.

Общеизвестно, как огром­на разница между тем,  сколько перерабатывается картофеля в США. Европе и в России.

 

«Скорее всего, крупная и се­рьезная переработка картофеля придёт к нам из Европы или Аме­рики. - Отмечает эксперт. - В то, что мы сами начнём строить чипсовые заводы или заводы по производству картофеля фри, я, честно говоря, не верю. Да и за­чем изобретать что-то новое, ког­да есть уже готовые решения. Я думаю, не стоит этого делать. Не знаю, на какой основе произой­дёт это вхождение: 100% ино­странного капитала или какие - то совместные производства... Главное, это будут известные производства и известные тор­говые марки».

 

Известно, что переработка сама по себе не такая простая тема, как может показаться со стороны, особенно для России. Поэтому, по мнению г-на Фи­липпова, придут такие фирмы, у которых ость инвестиционные возможности, отработанные тех­нологии и развитые рынки сбыта по всему миру (например, "Фрито Лей"  в России). Хотя никто не ис­ключает, что появление локаль­ных производств и локальных торговых марок также возможно.

 

«Основная проблема того, что серьёзные игроки до сих пор не пришли, заключается в том, что у нас нет гарантированного про­изводства сырья. - Отмечает г-н Филиппов. - Это очень серьёз­ная проблема. Так как для того чтобы наладить производство, должен быть очень серьёзный инвестиционный пакет. Начинать какой-то мелкий проект такие компании не будут. А для боль­шого проекта нет гарантирован­ных обьёмов сырья. В России в настоящее время можно отме­тить настоящий "картофельный бум", даже несмотря на то, что этот год тяжёлый. И этот бум в ближайшей перспективе оста­нется. Пока есть возможность на картофеле зарабатывать деньги, и достаточно быстрые деньги, люди будут вкладывать в картофель. На определённом этапе наступит насыщение и начнут­ся поиски дополнительных ниш, куда надо вкладывать, и это бу­дет производство картофеля для конкретных целей. Тогда и нач­нется более активное производ­ство сортов для индустриальной переработки".

 

«Фрито Лей» поначалу имел проблемы с сырьём в России и вынужден был огромные усилия вкладывать в развитие своих по­ставщиков. Это уже потом Компа­ния начала «ставить» своих по­ставщиков на место и по качеству продукции, и по ценам на неё.

 

На данный момент в России полностью отсутствует собствен­ное производство замороженного картофеля фри (опять же по при­чине отсутствия сырья), в данном вопросе мы полностью «сидим» на импорте. Что касается карто­фельных порошков, то многие уже начали этим заниматься, и следует ожидать определённого насыщения. Связано это с тем, что картофельный порошок из всех видов переработки один из самых простых, и из-за невысо­ких требований к качеству может использоваться практически лю­бое сырье».

«Очевидно, что любая Ком­пания, решившая вести деятель­ность в сегменте переработки, столкнётся с проблемой сырья. - Комментирует Андрей Самошин, генеральный директор ООО «Максим Горький». - Картофель будет требоваться все более вы­соких параметров качества, а это накладывает на производителей серьезные требования. Поэто­му производителям картофеля нужно будет как следует подтя­нуться, «подрасти» по качеству возделывания и хранения кар­тофеля. Придётся пройти ещё очень большой путь, параллельно с развитием самой переработки в России. Следует сказать, что у нас еще «девственный» рынок в плане отечественного производ­ства картофеля фри. Думаю, что в ближайшее время на этом рын­ке появится крупный игрок, и тот, кто будет первым, может на мно­гие годы остаться единственным в этом сегменте. Вообще, многие компании средние и выше сред­него думают о том, чтобы неболь­шую переработку иметь, чтобы на те издержки, которые они несут, производя нестандартную про­дукцию получить хотя бы мини­мальный доход. Если учесть, что в России сейчас перерабатывает­ся только 2-3% от всего объёма произведенного картофеля, мож­но с уверенностью сказать, что нам есть куда расти. Том более что в этот сегмент рынка пока есть «входные билеты», которые через несколько лет, возможно, будет труднее достать, а если и удастся, то по более дорогой цене».

 

Вместо заключения

 

Сейчас ситуация такова: несмотря на то что при развитии бизне­са в данном секторе производства предпринимателю придется прео­долеть целый ряд трудностей, и тот, кто сделает это быстрее, несомнен­но окажется в выигрыше. Насколь­ко растянутся поиски подобного «счастливчика», покажет время, а именно следующий, 2011 год. Не зря говорят, что действие засухи проявляется постепенно. Так, жара 2010 обязательно аукнется в буду­щем,  и неизвестно, до переработки ли опять будет России.

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30